Tulup.ru - Клуб любителей фигурного катания
Новости Форум Словарь Книги Публикации Где кататься Тренеры Партнеры Инвентарь Ссылки Фото Видео

Турне мировых звезд

Страницы: 12345678910111213141516171819   
 

Турне проводится сразу же после чемпионата мира. Если соревнования проходили в Северной Америке, то спортсмены отправляются в турне по США и Канаде, если в Европе, то по городам Старого Света. В эти поездки попадлот лишь сильнейшие фигуристы сезона, обычно от каждого из четырех видов фигурного катания по пять человек. Три первых номера и два лучших по произвольной программе. Плюс к ним в каждой стране подключаются местные ведущие спортсмены Это привлекает больше зрителей и служит популяризации нашего вида спорта. Из советских тренеров в турне едет обычно не больше Двух, а порой бывает достаточно и одного. Естественно, это тот тренер, чьи спортсмены победили. Нельзя сказать, что я очень часто отправлялась на эти гастроли, но несколько раз путешествовала,

Спортсмены стараются завоевать публику, выглядеть лучше тех, кому проиграли только что в соревнованиях, и оттого все катаются замечательно, Но антагонизма в этих поездках между спортсменами и тренерами не бывает. Несколько раз я была в турне в одной компании с Юттой Мюллер и Ингой Вишневской — тренерами из ГДР. Западные тренеры в турне не ездят, со спортсменами по городам разъезжают мамы. Не ездят потому, что тренировки у них платные, и никто не хочет терять заработка.

Самое яркое для меня было турне после чемпионата в Колорадо-Спрингс, когда мы поехали по Америке. Шел 1975 год. Две пары у меня стали чемпионами: Роднина с Зайцевым и Моисеева с Ми-ненковым. Настроение — умопомрачительное от счастья. Небо все время казалось абсолютно голубым. Хотелось восхищаться и смеяться, что я и делала в течение всего турне. В ту поездку в состав сборной мира вошли: Крэнстон, Карри, Ковалев, Пахомова с Горшковым, которые приехали после Сашиной болезни, моя четверка, а из тренеров мы с Чайковской. Вылетев из заснеженного городка Колорадо-Спрингс, мы приземлились в Калифорнии, в Сан-Диего. В городе стояла жара плюс тридцать. Вокруг аэропорта пальмы, бананы, ананасы и на фоне этой экзотики мы в зимнем пальто. Турне, впрочем, было долгим, мы заезжали в Канаду, где еще не наступила весна, и пальто пригодились. Но до Канады мою шубу, например, долго использовали при переездах в автобусах, как одеяло или подушку.

Автобусы, города — все это позже, а пока в Сан-Диего на каждом балконе гостиничного номера в кадке стояло апельсиновое дерево с созревшими плодами. Их можно было срывать, но не хотелось портить красоту. Сорвали все же по одному. Все равно апельсины пора было снимать, они уже поспели. Даже сейчас помню вкус этого апельсина.

На первом этаже отеля — два бассейна, С горячей водой, так что можно свариться, и с холодной. Мы с Чайковской сразу же побежали купить купальники. В первый же день отправились на берег океана. Хотели искупаться, но уже стемнело, и никто не решился, побегали по кромке воды. Там, на побережье Тихого океана, я нашла камешек с дыркой — их называют «морской бог». Камешек хранится у меня дома, считается, что эта галька, в которой вода проточила отверстие, приносит счастье,

В Морзине вместе с Торвилл и Дин
В Морзине вместе с Торвилл и Дин

Не знаю, помог ли камешек, но в Сан-Диего мы попали в магазин пластинок в тот день, когда в нем объявили распродажу, то есть на несколько дней цены резко понизились, и вместо намеченных пятнадцати пластинок мы смогли купить пятьдесят. Пластинки за рубежом очень дорогие, и такое понижение (почти в три раза) на самые модные диски было абсолютно для нас неожиданным. Полезного материала, то есть мелодий, позволяющих составлять программы, в них оказалось столько, что я пользуюсь ими до сих пор. Я и гак ходила переполненная радостью, а такая неожиданная удача еще больше подняла настроение. Я вообще люблю покупать пластинки, ко мне приходит ощущение выполненного долга. Покупаешь не вещь. Не пальто и не шапку, а то, что нужно для работы. На пластинки я всегда откладываю половину тех денег, что имею. Покупать пластинки я приучаю и спортсменов.

Из Сан-Диего отправились в Лос-Анджелес. Возили нас на экскурсию в Голливуд. Сьездили мы и в Диснейленд и что же мы гам вытворяли. Мы облазили его весь — куда только не поднимались, на чем только не спускались. От распирающего удальства я взгромоздилась на карусель, представляющую собой вращающийся на подносе чайный сервиз (при моей больной голове эта затея, конечно, была крайне опасна), где в одну сторону крутились блюдца, чашки на них в другую, сиденье, на котором я устроилась в чашке, еще куда-то, стол, за который я ухватилась, тоже вертелся. В этой чашке и во всем сервизе я сидела одна, больше желающих не нашлось. Карусель не выключали минут пятнадцать, очень хотелось меня как след/ет покатать. Я докрутилась до такого состояния, что стала кричать, а спортсмены стояли вокруг и восхищались: «Смотрите, как крутится! Вот дает!» Крутиться я уселась сразу же после роскошного обеда...

Вышли мы из ворот Диснейленда в диком виде. На голове какая-то утиная шапочка, в руке трещотка, в зубах язычок, который разворачивается и свистит. Все обвешаны собственными портретами, которые получили от художников, работающих с невероятной быстротой. В руках еще и мороженое, которое навешанный хлам мешает донести до рта, 51 целую неделю напевала песенку, которую услышала, проплывая на лодочке по замку, где стояли куклы, одетые s костюмы народов всего мира. Куклы, приветствуя гостей, машут руками и улыбаются. И играет песенка: «та-та-та, там-там, та-та-та, там-там». Никуда не хотелось идти дальше, так бы и катался всю жизнь на этой лодочке.

В Лос-Анджелесе в выходной день мы побывали в «Водной стране», где меня поцеловала, выпрыгнув из воды, дрессированная косатка — это тоже, говорят, приносит счастье. Там Чайковская споткнулась и растянула ногу. Ее посадили в специальное кресло, и я катала своею первого тренера по всей территории аттракциона, поставив ногу на каталку и отталкиваясь, как на самокате, другой. Грохот стоял ужасный, а я веселилась — выделывала немыслимые виражи, спускались с горок на бешеной скорости. Меня переполняли радость и веселье, Думаю, что моим спортсменам закрадывалась мысль — не свихнулся ли их тренер на жаре?

В США и Канаде я оказалась в турне еще два раза, в 1978 и 1984 годах. В Оттаве, на чемпионате мира семьдесят восьмого Моисеева с Миненковым проиграли Линичук и Карпоносову. Настроение у меня было подавленное, я плохо спала, не ела, удивлялась, что на сей раз в тех же городах не вижу ничего веселого и праздничного, как это было в турне 1975 года.

Я несколько раз в конце семидесятых годов — начале восьмидесятых ездила в турне по Европе, но первое, американское, запомнилось больше всего. Турне мировых звезд организовали по Японии после чемпионата мира 1977 года, который проходил в этой стране. У меня опять победили оба дуэта, настроение было прекрасное, к тому же Моисеева и Миненков выступали с самой любимой моей программой.

Так получилось, что Линичук и Карпокосов долго не могли попасть в турне звезд. Их впервые взяли ка« раз в Японию, и все шутили, что турне поэтому должны отменить. Так и случилось Где-то не успели с рекламой, где-то не продали билетов, и через пять дней мы вынуждены были разъехаться по домам, но за эти пять дней успели побывать в старинной столице Японии — Киото и в Саппоро. Приятно было оказаться в городе, где я впервые принимала участие уже как тренер на Олимпийских играх. В Саппоро всех пригласили на пивной завод, Только советские фигуристы держались как кремень, благодаря им и сумели провести выступление, а многие зарубежные звезды гак увлеклись на экскурсии, что вечером дальше того места, откуда выезжает заливочная машина, двинуться не могли. Американский танцевальный дуэт Коннор — Милз отправился из Саппоро со страшным алкогольным отравлением в США, не дожидаясь окончания турне.

В этих поездках хочется одного: чтобы память работала лучше, чтобы все осталось в голове на вечные времена. Где ты был, что видел, что ел. Ради интереса и как кулинар со стажем я готова все попробовать, никогда не думала, например, что сырая рыба может так понравиться. Я ела «сусси» так, как будто выросла на ней, будто это мои любимые котлеты.

Эти поездки, после которых вспоминаешь массу историй, я, например, воспринимаю как подарок после тяжелого, напряженного сезона. Тренерам они ничего не дают, но приносят определенную пользу нашему виду спорта. Что может быть лучшей агитацией для фигурного катания, чем выступление его сильнейших представителей.

Надо сказать, что для спортсменов турне не бывает отдыхом. Каждый день перелет в другую страну, тренировка, выступление и снова в самолет или в автобус. К концу все сильно изматываются. И лишь два-три дня, не больше, за три недели выступлений бывают выходные. Поэтому в этих поездках они мало что видят. Во всяком случае значительно меньше, чем хотелось бы. Тем не менее они нужны спортсменам, у которых есть возможность в это время спокойно пообщаться не в соревновательной ситуации, а главное, тренироваться вместе — это важный этап в их работе.

 
Тарасова Т. А. Четыре времени года.— М.: Сов. Россия, 1985.— 176 с
Разделы
Четыре времени года (Тарасова Т.А.)
Мой талисман — черепаха
Четыре времени года
Стадион юных пионеров
Мои родители
Лейк-Плэсид: последняя олимпиада Родниной
Ира и Саша
Костюм для чемпионов
Моисеева и Миненков
Пять минут у льда
Бестемьянова и Букин
Тарасята
Сибирское турне
Выдающиеся фигуристы
Турне мировых звезд
Выдающиеся тренеры
Музыка в моей жизни
Мои друзья
День тренера
Мой мир, мое фигурное катание
Вход
Имя
Пароль
 
Поиск по сайту

© Tulup 2005–2017
Время подготовки страницы: 0.013 сек.