Tulup.ru - Клуб любителей фигурного катания
Новости Форум Словарь Книги Публикации Где кататься Тренеры Партнеры Инвентарь Ссылки Фото Видео

Глава 2

Страницы: 1234567891011121314   
 

Танцы на льду в сегодняшнем или даже вчерашнем их виде у нас вообще не существовали до конца пятидесятых годов. Мы ими не занимались. Мы даже не были знакомы с элементарными правилами. Лишь несколько энтузиастов пытались что-то узнать, что-то освоить, но-это были усилия одиночек, которые к серьезным результатам привести не могли.

В 1958 году в чемпионате Европы участвовала в турнире танцоров и наша пара. Чемпионат проходил в Братиславе, в составе советской команды была и я. Так что могу выступать в роли очевидца.

Первыми нашими представителями на международной арене в танцах на льду тогда были С. Смирнова и Л. Гордон. Они очень волновались перед выходом на лед, ибо многого не знали, не знали даже никаких ориентиров в танцах. В то время для каждого участника перед началом танца, как сигнал к старту, звучал удар колокола. Наша пара готовится к венскому вальсу, старший арбитр дает сигнал. Слышится гул колокола, ясный и звонкий, и в этот момент лед уходит из-под ног Гордона. Партнер лежит на льду, партнерша уезжает одна. Гордон ее догоняет, и они кое-как дотягивают танец до конца.

Этот неудачный дебют сразу же постарались забыть. И с тех пор никто, пожалуй, ни разу и не вспоминал о нем.

Впрочем, и повторение дебюта, состоявшееся семь лет спустя на чемпионате Европы в Москве, не было успешнее. Надежда Велле и Александр Трещев, явно не готовые к борьбе с лучшими зарубежными танцорами, выступали робко, технических ошибок допускали множество. И хоть катались без падений, остались на последнем месте.

Все это могло надолго отбить охоту к выступлениям в танцевальных турнирах, если бы...

Если бы в советском фигурном катании не стали пробиваться ростки новых талантов. Быстрый последующий скачок был подготовлен всем развитием нашего фигурного катания. Неожиданным и сенсационным он мог показаться только тому, кто следит за ним со стороны, не зная, глубоко ситуации, не будучи знаком со спортивными традициями страны...

Историю танцев на льду у нас в стране можно разделить на две части. Первая — это наши самобытные, не похожие на нынешние танцы. А вторая —ее современная история.

В течение многих лет в Советском Союзе проводились турниры по одиночным танцам. И не только по одиночным. Танцевальных соревнований было множество. Я еще застала времена, когда катались на некоторых соревнованиях восьмерки танцоров или четверки.

Восьмерки двигались очень ритмично, красиво. В этих танцах были довольно интересные перестроения, В каждой восьмерке был свой руководитель—дирижер. Помню, как слышался его приглушенный голос: «И... восемь шагов...»

Выступала в танцах и я. Каталась с Лидой Гражданиновой: мы выступали на соревнованиях в женской паре.

Одиночные танцы продержались в программах соревнований довольно долго. Сравнительно несложная программа привлекала к ним многих фигуристок. Впервые я выиграла первенство страны в этом разряде в 1954 году. И еще дважды становилась победительницей всесоюзных турниров по одиночным танцам на льду. Кстати сказать, в командных соревнованиях одиночные танцы были тогда обязательным видом программы, они шли в зачет команде.

Что это были за танцы?

В программу одиночных танцев входили народные танцы или современные бальные. Они не были похожи на нынешние танцы, а скорее представляли разновидность обычного одиночного катания. В танцы тех времен включали довольно сложные прыжки и вращения. У меня лично в танце был прыжок в полтора оборота и два «шпагата»—остальные элементы сейчас и не вспомню. Отличались же танцы от одиночного катания тем, что программа была выдержана в танцевальном характере и длилась она меньше, чем произвольное и одиночное выступление.

Я танцевала на соревнованиях «Чардаш», «Цыганский танец», которые поставила для меня замечательный хореограф и знаток фигурного катания В. Невструева.

Танцевать на первенствах страны доставляло большое удовольствие. Костюм всегда был красочный, настроение приподнятое. Однажды пришлось выступать даже в парике. Для женского одиночного катания такие танцы были чрезвычайно полезны. Могу утверждать это, ссылаясь на личный опыт. Одиночные танцы развивали фантазию, танцевальность, помогали девочкам скорее раскрепоститься. Теперь эта роль фактически перешла к показательным выступлениям. Конечно, ныне настали другие времена, в новых условиях многое из старого арсенала выглядит анахронизмом.

Впрочем, и сейчас еще ставят кое-где массовые танцы, особенно для людей старшего возраста. И, естественно, для детей. Массовые танцы, равно как и одиночные, могут оказать большую помощь тренеру при работе с самыми юными спортсменами. Их эмоциональное воздействие на ребенка трудно переоценить.

Когда много лет назад некоторые наши фигуристы начали переходить от одиночных танцев к парным, я их, честно говоря, не совсем понимала. Парные танцы на льду выглядели сухими, пресными. Был набор каких-то движений по рисунку, но он — в особенности мне, одиночнице,— казался малоинтересным. Вероятно, это происходило оттого, что освоение танцев только-только начиналось и понять их было трудно.

А потом наступил период, когда я вообще не занималась фигурным катанием (с 1959 по 1963 год). Знала лишь, что у нас появился тренер по танцам —Юрий Невский, знала, что он перевел английский учебник по танцам, что у него занимается сильная пара Велле— Трещев. И все.

Лишь в 1964 году я впервые столкнулась с танцами в их нынешнем виде, да и то лишь в качестве хореографа. Работала с парой— Людмила Пахомова и Виктор Рыжкин: они в то время выступали и тренировались в моем родном «Динамо».

Я тогда вела со спортсменами-фигуристами занятия по хореографии. И утверждалась в своем решении возвратиться в фигурное катание. О работе с танцорами мыслей еще не было. Спортивная пара Татьяна Тарасова и Георгий Проскурин— члены сборной команды страны — отнимали у меня все время, все помыслы.

Надо сказать, в те годы занятие танцами считалось делом несерьезным. Этот вид фигурного катания занимал низшую ступеньку в «табели о рангах». Среди фигуристов бытовало мнение: «Если ты не можешь проявить себя в одиночном катании — иди в парное. Но если и в парном дарования тебе не хватает — тогда прямая дорога в танцы. Там любой фигурист может преуспеть, для них особого таланта не нужно...» И не случайно, что в танцы на льду мало кто хотел идти. В 1961—1962 гг. на всесоюзных соревнованиях выступали только три пары. В спортивной классификации до 1965 года отсутствовали нормативы мастера спорта по танцам.

С тех пор много воды утекло. Критерии и оценки вида спорта и сложности его успели многократно измениться. Техника танцев на льду усложняется с каждым днем. И уже никто не говорит: «Ты неудачник, отправляйся в танцоры!»

Но я ведь рассказываю о том, к чему мы пришли в 1965 году.

Уже через год советские фигуристы показали, что они серьезно осваивают танцы на льду. Виктор Рыжкин и Людмила Пахомова, перешедшие в армейский клуб, неплохо выступили на чемпионатах мира и Европы. Но и это меня не заставило пристальнее посмотреть на танцы. И только летом 1966 года, когда Людмила Пахомова пришла ко мне с просьбой стать ее тренером, я после долгих раздумий согласилась осваивать незнакомую мне отрасль фигурного катания.

Людмила Пахомова пришла ко мне с новым партнером: Александром Горшковым. Он был менее опытным и техничным, чем она, но зато оказался человеком с характером. Он был фанатиком, он мог сутки проводить на льду, мог бесконечно разучивать каждое движение, не давая себе передышки. Пахомовой нужен был именно такой партнер — терпеливый, настойчивый, самоотверженный.

Мы начали работу «с нуля», но в этом было и свое преимущество. Все в паре создавалось заново. Главный акцент делался на равноправие партнеров. Заново создавалось взаимопонимание в паре, и заново создавалась техника Горшкова. Словом, ко многим аспектам нашей: работы применимо слово «впервые». Но главным было— подчеркиваю— равноправие партнеров на льду — и смысловое и техническое. Ибо прежний партнер Пахомовой приноровился к очень экономному стилю своего личного катания, технический потенциал его не рос, напоказ выставлялась партнерша. Такая— не побоюсь употребить это слово — иждивенческая позиция в паре тормозила рост результатов. Нечто подобное происходило и в следующей паре, где одним из партнеров был В. Рыжкин, а с ним выступала И. Гришкова.

Некоторые спортивные обозреватели считали, что создание двух новых танцевальных пар приведет к повышенной конкуренции, заставит с удесятеренной энергией искать новые пути к победе. Надо сказать откровенно, что мы с самого начала отнюдь не собирались «преследовать» вторую пару, которая дважды — в 1967 и 1968 году — становилась чемпионом страны. Изнурительная конкуренция с ней не входила в наши тактические и стратегические планы, и не она закаляла характеры Людмилы и Александра. У нас в ходе нашей совместной работы возникли серьезнейшие творческие планы, и если бы мы ринулись только в «преследование», планы эти трудно было бы осуществить.

Пахомова и Горшков заявили о себе уже на первых неофициальных соревнованиях. Они состоялись на катке «Кристалл», где выступали претенденты на место в сборной страны. Пахомова и Горшков в таковых не числились, их даже не хотели допускать к состязаниям. Пришлось прибегнуть к «силовому давлению», чтобы они оказались в стартовых протоколах.

Мы очень волновались перед соревнованиями. Но уже после первого танца прочно «оседлали» второе место, И не уступили его никому. Второе место в стране долго оставалось нашим. Хотя я помню и одну нашу победу над В. Рыжкиным и И. Грищковой, победу, которая для знатоков означала нечто гораздо большее, чем только выигрыш почетных званий чемпионов Спартакиады Москвы 1967 года. Поражение В. Рыжкина и И. Гришковой —в то время чемпионов страны —было для них своеобразным сигналом. Победив после этого еще раз на чемпионате страны и выступив на первенствах мира и Европы, эта пара сошла со сцены.

Появление в нашем фигурном катании двух сильных танцевальных пар, их заметные результаты на международных турнирах привлекли к этому виду внимание и молодых спортсменов и новых тренеров. Одним из них был Игорь Александрович Кабанов, человек, который вместе с Ю. Невским утверждал современные парные танцы в нашей стране. У Кабанова тренировались несколько совсем юных пар, он уделял им свободное от основной работы время. Среди этих юных танцоров были Е. Жаркова и В. Жигалин, Т. Войтюк и Г. Карпоносов. Они ходили в разряде подающих надежды. В 1968 году внутри этих пар произошли перекрестные замены, после чего и образовались две пары, которые мы видим сейчас на спортивных аренах: Войтюк—Жигалин, Жаркова — Карпоносов.

С тех пор Т. Войтюк и В. Жигалин работают вместе с Т. Тарасовой, моей ученицей, ставшей тренером, а Е. Жаркова и Г. Карпоносов пришли ко мне.

События новейшей истории в танцах на льду хорошо известны читателям, поэтому я и напомню о них очень коротко. В 1968 году две советские пары — Гришкова и Рыжкин, Пахомова и Горшков — завоевали на чемпионатах Европы и мира, соответственно, четвертое и пятое, пятое и шестое места. Обе пары участвовали в неофициальном турнире танцоров в Гренобле во время Белой олимпиады, целью которого было заинтересовать членов Международного олимпийского комитета этим видом фигурного катания.

После олимпийского сезона состав сборной команды страны в танцах на льду изменился. С 1969 года бессменным лидером являются Пахомова и Горшков, следом за ними идут Войтюк — Жигалин и Жаркова — Карпоносов. На чемпионате Европы-69 Пахомова и Горшков сумели стать серебряными призерами, уступив чемпионам мира Д. Таулер и Б. Форду. Тогда и сказал Форд одному из руководителей советской команды, что они собираются покинуть любительский спорт и что, несомненно, следующими чемпионами будут советские спортсмены Пахомова и Горшков.

И вот прошел еще год. Чемпионат Европы разыгрывается в Ленинграде. Девять судей единогласно отдают звание чемпионов Людмиле Пахомовой и Александру Горшкову, а бронзовые награды завоевывают Татьяна Войтюк и Вячеслав Жигалин. Елена Жаркова и Геннадий Карпоносов тоже продвигаются вперед и замыкают шестерку сильнейших.

Чемпионат мира проводился в Любляне. Впервые чемпионами мира становятся Пахомова и Горшков. О перипетиях сложнейшей борьбы, которая шла там, я еще не раз буду говорить, но мои ученики показали настоящий характер, они выстояли. Золотые медали были достойной им наградой!

Т. Войтюк и В. Жигалину досталось четвертое место, а Е. Жарковой и Г, Карпоносову восьмое.

Наши зарубежные соперники усиленно готовились взять реванш на чемпионатах 1971 года. Пахомова и Горшков отбили все атаки и удержали свое звание. Войтюк и Жигалину пришлось отступить на один шаг, Жаркова и Карпоносов удержали завоеванное ранее место, а в произвольном танце поднялись до уровня шестого в мире.

Таков ход событий в последние годы. Мне остается только добавить, что и внутри страны у нас стала разгораться все более активная конкуренция, чего ранее в танцах не наблюдалось. Появились еще две юные пары. Одна из них воспитывается у Т. Тарасовой — это Ирина Моисеева и Андрей Миненков. На чемпионате страны 1971 года они были уже четвертыми. Пятое место тогда досталось воспитанникам В. Рыжкина — Светлане Алексеевой и Александру Бойчуку. Говорить о творческих портретах двух этих пар, думается, еще очень рано. В них чувствуется азарт юности, но до серьезных спортивных достижений им еще расти и расти.

История советских спортивных танцев на льду, как видите, хотя и коротка, но чрезвычайно насыщена событиями. И открываются новые дали, новые перспективы.

 
Чайковская Е. А., Узоры русского танца, М., 'Сов. Россия', 1972. 160 c.
Разделы
Узоры русского танца (Чайковская Е. А.)
Глава 1
Глава 2
Глава 3
Глава 4
Глава 5
Глава 6
Глава 7
Глава 8
Глава 9
Глава 10
Глава 11
Глава 12
Глава 13
Глава 14
Вход
Имя
Пароль
 
Поиск по сайту

© Tulup 2005–2017
Время подготовки страницы: 0.005 сек.