Tulup.ru - Клуб любителей фигурного катания
Новости Форум Словарь Книги Публикации Где кататься Тренеры Партнеры Инвентарь Ссылки Фото Видео

Творчество и культура фигуриста

Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425262728   
 

История фигурного катания знает много выдающихся мастеров. Придумывая новые элементы, разрабатывая разнообразные варианты выполнения фигур, создавая оригинальные композиции, они вносили свой вклад в его развитие. И вспоминаем ли мы о старых мастерах, говорим ли о новых, мы рядом с их именем ставим слово «талант».

Это слово часто употребляют в фигурном катании. Поэтому многие спортсмены полагают, что больших успехов и признания на международной арене можно добиться только благодаря природным данным. Но это далеко не так.

Вся жизнь известных фигуристов свидетельствует о том, что их путь к выдающимся победам был не из легких, что они достигли высот мастерства в результате долгого, упорного, разумного труда, огромной силы воли, неиссякаемой любви к спорту.

«Фигурное катание,— говорит Ален Кальма,— настоящее рабство. Тот, кто хочет завоевать международный титул, должен работать на льду по 4—6 часов ежедневно».

Безусловно, некоторые врожденные данные имеют немаловажное значение — стройная фигура, хорошая реакция, большая скорость движений. Но этими качествами обладают обычно все люди, увлекающиеся спортом.

Фигурное катание принадлежит к числу технически сложных видов спорта, и здесь ничего не добьешься без трудолюбия и терпения. Фигурист каждый элемент совершенствует изо дня в день, добиваясь стабильного, почти автоматического выполнения. Спортсмены даже среднего уровня посвящают тренировкам не менее 2—3 часов ежедневно, а нагрузка больших мастеров исчисляется многими часами на льду.

Ален Кальма за свою спортивную карьеру провел на льду свыше 15 тысяч учебных часов. После победы на чемпионате мира 1965 года в Колорадо-Спрингс он заявил: «Я «вкалывал» в течение последних пятнадцати лет, и поверьте мне, эта победа стоила этого!»

Совершенно очевидно, что фигуристы, твердо решившие стать мастерами фигурного катания, должны частично отказаться от развлечений в пользу суровых требований своего искусства. Но это не значит, что, занимаясь фигурным катанием, они должны обречь себя на интеллектуальную ограниченность. Сам вид спорта требует от них всесторонних знаний физиологии, биомеханики, хореографии, музыки, литературы, искусства.

Кататься на коньках можно до глубокой старости, но участвовать в соревнованиях, требующих высокой физической подготовки и нервного напряжения,— только до определенного возраста. Поэтому, занимаясь любимым видом спорта, нужно поставить себе и другие цели в жизни, не обязательно связанные с ним. Так, тот же Ален Кальма увлечение фигурным катанием совмещал с занятиями медициной. Наши лучшие мастера фигурного катания, отдавая много времени тренировкам, успешно учатся в высших учебных заведениях. Например, Татьяна Жук — студентка Института иностранных языков имени Мориса Тореза, Сергей Четверухин — студент Высшего технического училища имени Баумана.

Большую роль в подготовке и воспитании фигуристов играет тренер. От его повседневной вдумчивой, работы во многом зависит не только совершенствование мастерства ученика, но и формирование его личности.

Между тренером и учеником устанавливаются самые тесные взаимоотношения, они живут одним делом, стремятся к одной цели. Победа — это их общая мечта. «Как ученик должен на 100% верить в своего тренера,— пишет чемпион мира Д. Джексон,—-так и тренер на 100% должен доверять своему ученику».

Надо предостеречь тренеров от форсированного метода подготовки фигуристов. Часто, находя у ученика хорошие природные данные, тренер стремится сократить путь технического совершенствования. В программу ученика включаются сложные элементы, подчеркивающие своеобразный стиль его исполнения. Не отработанные в процессе тренировки элементы выполняются учеником на среднем уровне, а с годами в потоке торопливых, неотшлифованных движений исчезают и признаки своеобразия их исполнения. Это мешает его дальнейшему продвижению вперед по пути мастерства. Фигурист 3—4 года катается с одной и той же программой. Он может выполнить и норму мастера спорта, но у него нет гарантий на большой успех, если в его техническом арсенале за несколько лет не появилось ни одного нового элемента, выполняемого легко, четко, виртуозно. Чтобы избежать однобокого развития выигрышных качеств фигуриста, и тренер и сам фигурист должны ясно видеть, что уже хорошо освоено из всего разнообразия техники, а над чем еще надо много работать.

Только овладев всем богатством техники фигурного катания, добившись стабильного исполнения разнообразных элементов, фигурист сможет развивать самобытные черты и выработать свой характерный стиль катания.

Ставя целью воспитать мастера высокого класса, тренер нередко навязывает ученику свою манеру катания, усвоенную им технику выполнения того или иного упражнения. На ранних этапах обучения это допустимо и даже создает определенную преемственность между учеником и тренером. Но когда фигурист владеет уже известным мастерством, стремление заставить его точно копировать технику выполнения приведет лишь к сковыванию его творческой инициативы.

Чтобы стать первоклассным мастером, молодой фигурист должен испытать все трудности творческих поисков, научиться анализировать каждое свое выступление, выполнение каждого элемента, чтобы видеть — совершенствуется ли техника того или иного элемента или он остановился на мертвой точке. И тренер обязан помочь ему здесь своим опытом.

Характерен пример олимпийских чемпионов и чемпионов мира и Европы Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова, подтверждающий необходимость такого подхода к занятиям. Людмила и Олег, начиная осваивать премудрости парного катания, послушно выполняли волю тренера. Но с каждым днем у них зрела мысль по-своему взглянуть на методы подготовки, разобраться в сильных и слабых сторонах дуэта, открыть в нем новые возможности. На свой страх и риск они создали необычную программу парного катания.

Белоусова и Протопопов несколько лет подряд уступали в соревнованиях своим соперникам Нине и Станиславу Жук. И в зарубежных выступлениях 1958—1960 гг. им не удавалось достичь больших успехов. Это могло смутить и заставить колебаться даже опытных спортсменов.

Верный ли путь избран Людмилой и Олегом, когда они решили построить свою программу на лирических интонациях, на ажурных сплетениях линий?

В течение ряда лет никто не мог им ответить на этот вопрос. Напротив, их усердно критиковали, призывали изменить стиль, сделать его более строгим, более «спортивным». Непонимание эстетической ценности трудных и сложных поисков Белоусовой и Протопопова еще более затрудняло их дальнейшую подготовку. И здесь-то в полной мере проявились редкие волевые качества этих фигуристов. Поражения не сломили, а закалили их. Нападки знатоков-теоретиков будили творческую мысль новаторов.

Людмила и Олег принесли в парное катание совершенно новую культуру исполнения, неизмеримо подняли роль музыки. В фигурном катании они добились той же чистоты и выразительности линий, которая характерна для лучших мастеров балета.

Многолетние тренировки позволили им довести до совершенства такие сложнейшие классические элементы, как поддержки, вращения в ласточке, тодес и другие. Найдя немало новых комбинаций, они не побоялись построить свою программу на контрастах медленного скольжения и стремительных перебежек.

Будущие герои Инсбрука тщательно изучили программы тех, кто побеждал на Олимпийских играх в Скво Вэлли, кто выигрывал первенства мира и Европы. Глубокое изучение эволюции парного катания позволило им предвидеть, какие качества будут цениться в предстоящих сезонах. Вот почему вопреки мнению большинства советские фигуристы верили в свою победу над чемпионами мира и Европы Килиус и Боймлер.

Выиграть у чемпионов мира в фигурном катании — это поистине дерзкое и неслыханное дело. В этом виде спорта роль традиций особенно велика. И новый фигурист становится победителем лишь тогда, когда со сцены уходит прошлый чемпион.

Но Белоусова и Протопопов сумели так тщательно и всесторонне подготовиться, что им удалось почти невероятное — выиграть у чемпионов мира. В этом нет ничего сверхъестественного. Там, где речь идет о высшем мастерстве, в основе всегда лежат очень веские доводы — блестящая общефизическая подготовка, моральная закалка, отточенность и стабильность техники, большая общая культура.

Поиски нового стиля — это сложный творческий процесс, который не определяется правилами. Но опыт мастеров фигурного катания позволяет установить некоторые закономерности, дать рекомендации по созданию оригинального стиля катания.

Прежде всего фигурист должен быть осведомлен о всех достижениях лучших мастеров прошлого как в области обязательной программы, так и в произвольной. Эти знания необходимы ему в повседневных тренировках: они избавят его от не* обходимости «открывать Америку», ему не придется терять времени на поиски давно известных истин.

Все виды фигурного катания связаны между собой и взаимно обогащаются. Поэтому спортсмен должен знать каждый из этих видов, а тот, в котором он специализируется,— изучить во всех деталях.

Фигурное катание находится в непрерывном развитии. Эволюция касается и техники, и эстетики, и тактики выступлений, и судейства, И чтобы не отстать от этого поступательного движения вперед, фигуристу надо быть в курсе всего нового.

Необходимо внимательно следить за современными веяниями в судействе. В разные периоды судьи по-разному оценивают мастерство. Например, в 30-е годы многие фигуристы любили делать разнообразные шаги, но неохотно включали в программу сложные элементы — прыжки, вращения, шпагаты, кораблики. Тогда судьи ввели правила, по которым критерием оценки служила насыщенность программы трудными элементами.

В начале 50-х годов в произвольном катании господствовали прыжки, вращения, переходы. Молодые мастера стали игнорировать любые шаги. Фигурист после простого разбега делал прыжки, не заботясь о связи с музыкой, так как за примитивность построения программы оценок не снижали.

Но прошли годы, и требования к произвольной программе неизмеримо выросли. Насыщенность программы трудными элементами по-прежнему высоко ценилась, но наряду с такими качествами, как музыкальность, мастерство исполнения, сложность прыжков, разнообразие переходных шагов. Это заставило фигуристов совсем по-иному готовиться к выступлению в произвольном катании.

В 1962 году любители фигурного катания горячо приветствовали чемпиона мира канадца Дональда Джексона. Он выделялся среди фигуристов своими феноменальными по высоте и дальности трехоборотными прыжками. Джексон заставил по-новому взглянуть на давно известные элементы высшей трудности. Раньше всем казалось, что каждый сложный элемент— это камень преткновения для фигуриста. Делая многооборотные прыжки, фигуристы чувствовали скованность, их движения теряли легкость и свободу. Джексон самые головокружительные прыжки выполнял красиво и непринужденно. Он парил в воздухе с обаятельной улыбкой, совершая подряд по 4—5 прыжков, и все начинали верить, что их сделать на редкость легко и просто.

А спустя три года чемпионом мира стал француз Ален Кальма. Его играющий, брызжущий веселым огнем стиль получил признание и судей, и зрителей. Кальма доказал, что эстетическая сторона фигурного катания имеет не меньшее значение, чем совершенство и блеск технических достижений, Как-то он сказал: «Именно между прыжками можно показать истинный смысл фигурного катания». Этими словами он подчеркнул ценность вариаций шагов, стремительных перебежек, выражающих характер музыки.

Было бы заблуждением полагать, что новаторский стиль рождается на совершенно чистой почве, изолированно от других влияний. Напротив, существует глубокая связь с традициями прошлого и сказывается влияние одних спортсменов на других, правда, в некоторых случаях это выражается в открытой форме, в других — завуалированно. И даже когда мы противопоставляем стиль канадца Джексона стилю француза Кальма, мы находим у них немало родственных черт—непринужденность, легкость скольжения, высокую музыкальность, стремление в каждом движении подчеркнуть совершенство техники исполнения.

Преемственность творчества фигуристов подтверждает путь поисков нового стиля в спортивных танцах чехословацких фигуристов Евы Романовой и Павла Романа. В процессе подготовки они подвергли тщательному анализу каждый танцевальный элемент, сравнивая свое исполнение с манерой знаменитых английских танцоров, многократных чемпионов мира. Романовы не ставили целью копирование англичан, они искали у них то, что соответствовало их индивидуальным качествам. Они сделали акцент на широту всех комбинаций в паре. Романовы не хотели мельчить, и в этом они последовательно шли за англичанами.

Чехословацкие мастера в своих поисках пошли дальше учителей. Они отказались от традиционной музыки в произвольном танце, от стандартного джаза с классическим танго, фокстротом, вальсом. Ева и Павел стали выступать под музыку народов Южной Америки. Новая программа Романовых явилась откровением для всех фигуристов. И исполнена она была с тем же техническим совершенством, каким отличались английские танцоры.

Многочисленные примеры из практики известных фигуристов свидетельствуют о том, что творческие поиски в фигурном катании — это не голое экспериментирование. Они бывают плодотворными в том случае, если имеют целью дальнейшее развитие эстетических, художественных, музыкальных и технических сторон фигурного катания.

Пятнадцать-двадцать лет назад вопросы эстетики в фигурном катании трактовались довольно примитивно. Все сводилось к тому, что фигурист должен быть подтянут, аккуратен, грациозен, уметь красиво держать руки. Кроме того, выражались туманные пожелания выбирать для своей программы приятную, гармоничную музыку.

Необычайно выросшее за последние годы мастерство фигуристов расширило и представление об эстетике фигурного катания. Ее нельзя уже характеризовать одними хореографическими признаками. На первое место выдвинулись такие понятия, как музыкальность, яркая эмоциональность, образная выразительность исполнения.

Более высокие требования стали предъявляться и к пластике фигуриста. Конечно, и спортсмены старого поколения следили за осанкой, за красивым выполнением движений. Но мало кому из них удавалось добиться той выразительности исполнения, которую мы видим у выдающихся мастеров наших дней: красота, уверенность, четкость движений органически сливаются у них с музыкой.

Советские фигуристы Людмила Белоусова и Олег Протопопов, Нина и Станислав Жук создали образцы современного, глубоко эмоционального исполнения. Показательные номера Белоусовой и Протопопова «Грезы любви» на музыку..Листа и «Размышление» на музыку Масснэ стали образцами подлин* ной поэзии. Здесь пластика предстала в совершенно новом свете. Это не было механическим перенесением балетного этюда со сцены на лед. Они поставили целиком на службу законам и требованиям образного искусства технику владения фигурным коньком. Каждый жест фигуристов становится певучим — настолько тесно он слит у них с мелодией. Мастерство создания гармоничного дуэта доведено ими до полного совершенства строжайшим отбором жестов, движений. Ничего лишнего, навязчивого, прямолинейного. Во всем соблюдено драгоценное чувство меры.

Фигурист должен всегда чувствовать свою линию и уметь подчинять ее музыке — таково одно из важнейших требований современной эстетики. Без этого немыслимо настоящее мастерство.

Спортсмен, стремящийся к высотам мастерства, обязан самостоятельно разбираться и в законах композиции. Умение составить программу он должен развивать так же настойчиво и последовательно, как совершенствует технику. Никогда нельзя считать, что программа уже достигла композиционного совершенства, всегда найдется возможность для новых сочетаний, переходов, и эти возможности надо открывать постоянно.

Много и усердно тренируясь, фигурист не должен забывать об искусстве выступления на соревнованиях, где только и определяется уровень мастерства каждого спортсмена. Необходимо тщательно продумать все детали выступления на катке перед судьями и публикой.

Судья — это прежде всего человек с индивидуальным восприятием, способный в той или иной мере откликаться на все проявления эмоциональности. И спортсмен не может не учитывать этого фактора. Он должен воспитывать в себе такие черты и качества, которые помогали бы ему положительно воздействовать на зрителей и судей. Речь идет прежде всего о самообладании, выдержке, волевых качествах. Тот, кто не может справиться с волнением, не в состоянии раскрыть полностью свое мастерство. Его движения будут скованными, чрезмерно осторожными, и это сразу отразится на всем исполнении.

Непринужденность — обязательное условие подлинно эстетического исполнения. И это качество надо развивать — чем раньше, тем лучше. Застенчивость и замкнутость особенно важно преодолеть в подростковом возрасте. Здесь большую роль играет опытный тренер. Достигнув зрелости, фигурист сам поймет необходимость развития этих качеств и от соревнования к соревнованию будет обретать все большую свободу при выходе на лед.

Подготовив новую программу, настоящий мастер стремится как можно чаще выступать на людях. Это позволяет ему обрести уверенность, а следовательно, и легкость, и непринужденность во время соревнований.

Неоценимую помощь фигуристу может оказать глубокое знание музыки, сценического искусства. Ему следует как можно чаще бывать на музыкальных концертах, в драматических театрах, на балетных представлениях. У профессиональных артистов спортсмен может подметить такие детали, черточки, которые пригодятся ему и во время тренировок, и на соревнованиях. Желательно, чтобы и тренер и его ученик разбирались в тонкостях режиссуры.

Состязания фигуристов привлекают порой до десяти тысяч зрителей. Их смотрят миллионы людей у телевизоров. Естественно, проблема зрелищности каждого выступления на катке приобретает большое значение. Фигурист должен учитывать множество деталей — и силу звучания музыки, и эффективность начала программы, и чередование медленных и быстрых ритмов, и место выполнения того или иного элемента на ледяной площадке.

Подводя итог сказанному, следует подчеркнуть, что ныне все технические проблемы мастерства неразрывно связаны с эстетикой выступления фигуриста. В то же время легкость, изящество, грациозность и многие другие эстетические качества непосредственно зависят от высокой техники исполнения всех элементов фигурного катания, и с развитием его эта связь становится теснее.

 
Смушкин Я.А. Искусство фигурного катания на коньках. — М.: Советская Россия, 1967.— 230 с
Разделы
Искусство фигурного катания на коньках (Смушкин Я.А.)
Рисунок обязательных фигур
Современные требования к рисунку обязательных фигур
Ошибки в начертании обязательных фигур
Микрогеометрия следа
Ошибки в рисунке поворотных элементов
Техника обязательных упражнений
Основные позиции фигуриста
Скобка
Крюк и выкрюк
Восьмерка
Параграфы
Восьмерки с тройками
Восьмерки с петлями
Восьмерки со скобками
Элементы одиночного произвольного катания
Вращения
Прыжки во вращение
Прыжки
Элементы парного катания
Спортивные танцы на льду
Обязательные спортивные танцы
Простые: Марш, Фокстрот, Рокер-фокстрот
Вальсы: Европейский, Американский, Вестминстерский, Венский
Быстрые: Килиан, Квикстеп, Пасодобль,
Медленные: Танго, Аргентинское танго, Блюз
Творчество и культура фигуриста
Музыкальное сопровождение программы
Спортивный инвентарь и одежда фигуриста
Вход
Имя
Пароль
 
Поиск по сайту

© Tulup 2005–2017
Время подготовки страницы: 0.014 сек.