Tulup.ru - Клуб любителей фигурного катания
Новости Форум Словарь Книги Публикации Где кататься Тренеры Партнеры Инвентарь Ссылки Фото Видео

Глава, посвященная нашему "серебряному" году и новым урокам борьбы уже на высшем уровне...

Страницы: 12345678910111213141516171819202122232425262728   
 

Газета «Журналь де Женев»: «Блестящее выступление советской пары, занявшей второе место! Своими прыжками советские фигуристы очаровали зрителей...».

«Трибун де Женев»: «Советская пара показала удивительную легкость, гибкость и ловкость при исполнении исключительно сложных фигур...».

Это было написано о нас на следующий день после того, как закончили свои выступления пары, участвовавшие в чемпионате Европы 1962 года, который проходил в Женеве. Впервые мы стали серебряными призерами на столь крупных международных соревнованиях, впервые были так щедро награждены лестными эпитетами, впервые разговор пошел о новом направлении в фигурном катании. Все это было приятно слышать. А тут еще и письма к нам... Мы храним одно из самых первых таких писем. Старушка, любительница балета и фигурного катания, живущая в одном из небольших городов Швейцарии, предсказывала нам грядущие победы на чемпионатах Европы, мира и на олимпийских играх. Мы держали в руках небольшой листок бумаги — разбирали бисерный почерк, и не могли поверить, что это о нас.

Да, переход из одного состояния в другое был ошеломляющим. Еще вчера — сомнения, колебания, неуверенность, шаткость во всем, что касалось нашего будущего. И вот все это остается позади, и начинается новая борьба, уже на самом высоком уровне, борьба, в которой нас не ставят на уровень заведомо проигравших.

Для некоторых читателей, вероятно, будет интересно узнать о том, как проходил женевский чемпионат. Для нас, для парников, он был отмечен новинкой в судействе. Все пары обязаны были показывать свои произвольные программы дважды. Причем после первого исполнения оценки спортсменам не сообщали. Судьи держали их в секрете. А уже при повторном прокате программы оценки выставлялись и демонстрировались, как обычно. В таком «детективном» развитии начальной фазы чемпионата были свои прелести. И фигуристы, не унывая, не слишком огорчаясь незначительными ошибками, чрезвычайно азартно вели спор за первенство.

Конечно, Марика Килиус и Ганс-Юрген Боймлер, давно уже захватившие верхнюю ступеньку европейского пьедестала почета, выглядели уверенными и непоколебимыми. В особенности после того, как узнали оценки первого тура, которые оказались у них выше всех. А мы были лишь третьими, пропустив вперед еще одну пару из ФРГ: Маргет Гёбль — Франц Нингель.

Но второй «заход» был для нас более успешным. И именно второе выступление с произвольной программой, когда мы почувствовали, что способны дать бой лидеру, стало решающим. Мы разделили первое место с Килиус — Боймлер и по сумме оказались вторыми.

Через несколько лет, прослеживая свой путь к «золоту» олимпийских чемпионов в Инсбруке, мы будем подробно анализировать психологические нюансы нашей конкуренции с Килиус — Боймлер. И придем к выводу, что именно тогда, в Женеве, мы пошатнули уверенность западногерманских спортсменов, пошатнули настолько сильно, что оправиться они уже больше не могли, хотя и не раз еще побеждали нас.

После чемпионата состоялись показательные выступления. Нас пять раз вызывали на «бис». Мы устали тогда безмерно — это ведь пять эмоциональных вспышек, во время которых отдача энергии увеличивается в десятки раз. Но мы были готовы выходить вновь и вновь на лед. Мы показали тогда «Грезы любви», после нас должны были кататься Ева и Павел Романовы, М. Килиус и Г. Боймлер.

Кросс в заснеженном лесу под Воскресенском

В конце выступлений нам запомнился один любопытный эпизод.

Все участники выстроились для последнего парада. И вот мы видим, как на лед выбегает мальчишка с огромным букетом алых тюльпанов. Мальчишка скользит. Мальчишка улыбается. Он счастлив. И когда он подбегает наконец к нашей шеренге, Марика Килиус делает движение вперед, чтобы принять у него цветы. Она ни на мгновение не сомневается, что букет тюльпанов предназначается для нее, для чемпионки.

Но мальчик обходит ее и направляется к нам. Запыхавшись, он чуть слышно произносит:

—  Бе-лоу-софффа, Прото-по-пофф... Олег:

—  Людмила поцеловала мальчика. Букет был настолько большим, что она не могла удержать его в одной руке. И тогда она передала цветы мне. Я поднял алые тюльпаны над головой... Удивительное было у нас состояние!

А потом был чемпионат мира в Праге. Но, прежде чем отправиться в Прагу, мы улетаем на 1 зимнюю Спартакиаду народов СССР в Свердловск и там завоевываем золотые медали.

С Марикой Килиус и Гансом-Юргеном Боймлером, с Маргет Гёбль и Францем Нингелем мы вновь встречаемся в пражском зимнем стадионе. Встречаемся во время тренировок, предшествующих соревнованиям. Тренировки платные. Зал переполнен зрителями. Нас это не очень радует. Мы не привыкли к присутствию посторонних на наших тренировках.

Кстати, многих специалистов это удивляет. В самом деле, почему мы не хотим тренироваться с другими парами? Или с одиночниками? Или с танцорами? Почему— только одни?

Прежде всего, многолетняя привычка. Когда нас не хотели признавать, когда над нашими поисками откровенно смеялись, мы стали уединяться на катке. Приходили позже всех, когда тренировки заканчивались. А иногда и опережали всех, выходя на лед еще затемно. Тишина, отсутствие посторонних глаз создавали у нас особое рабочее настроение. Особую сосредоточенность. Мы не хотели, чтобы кто-нибудь в такие минуты мешал нам прислушиваться к себе, к своим мыслям, к своим ощущениям. Конечно, мы могли и можем работать вместе с другими фигуристами, но только когда процесс создания новой программы закончен, когда она уже освоена, когда остается сделать лишь последние штрихи.

В Праге на стадионе собирались тысячи людей, а тренироваться надо было так, как будто мы находились в привычной для себя обстановке. Не получалось. Ничего не выходило у нас. Все поддержки мы срывали. Все прыжки срывали. Даже на простых шагах спотыкались. Словом, как будто вернулись те недалекие времена, когда даже мы сами не могли сказать, как пройдет наше очередное выступление.

А Килиус и Боймлер показывали весь свой класс.

Публике нравились их акробатические номера. Публике импонировала их уверенность в себе.

Прыжки у чемпионов Европы идут блестяще.

На поддержке Марика улыбается. А улыбка у нее просто ослепительная. Мы любуемся нашими соперниками, восхищаемся их искусством. Это еще больше выводит нас из равновесия.

Вероятнее всего, чемпионы добиваются именно этого.

И нам хочется ответить на выпад выпадом, да не получается. Ничего у нас в тот день не получается на тренировке.

Марика и Ганс-Юрген замечают наше состояние. Они довольны, что добились нужного эффекта, и с удовольствием позируют перед фоторепортерами. Юные пражане на трибунах скандируют: «Бра-во!». А нам все это, откровенно признаться, очень и очень неприятно. И еще, помнится, мы удивляемся, потому что обычно публика болеет не за общепризнанных фаворитов, а за тех, кто их догоняет. Она поддерживает догоняющих, чтобы поединок получился острее, чтобы силы соперников уравнялись. И хотя мы не нуждались ни в какой дополнительной поддержке, восторженный прием, оказанный чемпионам, вызвал у нас тягостное ощущение.

Так и закончилась та тренировка. Мы ушли со льда вконец расстроенные, опустив головы.

И вот старт.

Теперь уже не до психологических атак.

И выясняется, что наши главные соперники отдали слишком много сил для того, чтобы блеснуть на тренировке. Они так старательно уверяли себя, что они самые сильные, и так старались убедить в этом других, что в решающий момент соревнований какого-то микрона собранности и расчетливости им уже просто не хватило.

Мы не видели, нам рассказали об этом после. На прыжке в «ласточку» Марика и Ганс-Юрген зацепились коньками друг за друга. Устоять на ногах они не смогли. Очутившись на льду, Марика и Ганс-Юрген долго не могли подняться, а потом совершили отчаянный круг по катку и ушли в раздевалку. Ушли, не желая довольствоваться никаким другим местом, кроме первого. Ушли, не доведя борьбу до конца. Ушли, ненавидя поражения, не желая учиться на них.

Но и мы в тот день не стали победителями.

Наш стартовый номер был четырнадцатым. Соревнования длились почти 3 часа. Это вообще нелегкое испытание — и психологическое и физическое.

Мы долго сидели в маленькой душной каморке раздевалки. Мы плотно закрыли двери, чтобы не слышать ни одного звука, пробивающегося под трибуны из зала. Нам было одиноко, мы нервничали. Почти не разговаривали. Осматривали свои костюмы. Проверяли в сотый раз коньки. Мы их наточили перед соревнованиями, да так ни разу и не попробовали на льду.

Наконец, объявление: следующими на старт выходим мы. Для нас оно звучит сигналом к действию, заставляющим собраться, сосредоточиться и забыть обо всем, кроме того, что нас ожидает. И мы уже не замечаем, что воздух тяжел, что стены коридоров — не первой чистоты, что зал встречает нас настороженно.

На смену сомнениям приходит уверенность. Бог с ним, с серым льдом, мы его не замечаем больше. Коньки остры, силы есть, вдохновение не может к нам не прийти!

Мы помним, что многие наши комбинации пражане встречали овацией. И на этот раз убеждаемся в том, что новые «слова», которые мы три года назад создали для «Грез любви» и ныне включили в наши спортивные диалоги, понятны и близки зрителям. «Монетка», «стрелка компаса» и другие элементы были встречены удивительно тепло.

Мы катались последними. До нас выступили канадские спортсмены — брат и сестра Мария и Отто Джели-нек. Продолжатели традиций знаменитых канадцев Вагнер — Поул, они по своей манере катания очень напоминали их. В программе Марии и Отто было много высоких прыжков, и среди них — парный параллельный в два с половиной оборота. Джелинек были первыми парниками, решившимися исполнить этот элемент. На тренировках он получался у них замечательно— 10 из 10, но на чемпионате они не смогли выполнить его чисто. Мария выехала отлично, а Отто сорвал прыжок. Но впечатление у судей от их выступления все равно осталось превосходное. Мария и Отто получили очень высокие оценки.

Вернувшись в свою раздевалку и не зная еще результатов борьбы, мы радовались только одному: выполнили свою программу довольно чисто, психологические атаки выдержали с честью. (Именно после этого мы стали еще более непробиваемыми для стрел такого рода.)

Вскоре к нам пришли Мария и Отто Джелинек. Пришли, чтобы поздравить с победой. Они тоже не знали, каков исход борьбы, и были уверены, что за ними — второе место. Мы, в свою очередь, говорили, что, несомненно, победили Джелинек.

В раздевалке за дружеской беседой нас и застали фотокорреспонденты. На всякий случай они сфотографировали нас вместе. И потом эти снимки были главными на полосах газет.

Когда стало известно, что с ничтожным преимуществом победили канадцы, мы искренне, чистосердечно поздравили их. Было, конечно, немного обидно, но мы взяли себя в руки. Ведь если дать волю этому чувству, оно может завести далеко.

Рассматривая прошлое с позиций сегодняшнего дня, мы можем твердо сказать: это даже хорошо, что тогда не стали чемпионами мира. В то время мы еще не были в полной мере подготовлены к этому. Но «серебро», завоеванное в Праге, свидетельствовало о том, что мы на правильном пути. Это подхлестнуло нас, заставило еще более активно искать и анализировать новые решения.

Один из руководителей Международной федерации чехословацкий специалист Йозеф Дедич писал в те дни: «Наибольшего прогресса достигли фигуристы в парном катании. Здесь тон задают канадские, советские и немецкие пары. Незабываемое впечатление произвела на всех советская пара Людмила Белоусова и Олег Протопопов. Их настоящее балетное искусство, чувство музыки, поиски новых комбинаций — все это говорит о высоком классе спортсменов. Но им необходимо еще поработать над спортивной стороной, особенно во время длинных прыжков...».

Обратите внимание на один факт. В начале этой главы мы привели цитату из женевской газеты, которая писала, что мы очаровали зрителей своими прыжками. Йозеф Дедич придерживается другого мнения. Где же правда? Мы решили прислушаться к критике. И уже в следующем сезоне ввели в свою программу столько прыжков, что и по сей день не представляем, как нам удалось справиться с ними!

И в заключение еще одна рецензия на наше выступление в Праге. Эти слова принадлежат чемпионке мира в танцах на льду англичанке Дорин Денни: «Как исполнительница танцев на льду, я нашла, что советская пара Белоусова — Протопопов великолепно сливается с мелодией. Их отлично построенная программа была и самой оригинальной. Мне понравилась манера русских передавать музыку и ее настроение. Они буквально очаровали всех...».

Что и говорить: лестная оценка. Но мы считали ее несколько завышенной.

 
Белоусова Л.Е. Протопопов О.А. Золотые коньки с бриллиантами.— М.: Физкультура и спорт, 1971.— 254с
Разделы
Золотые коньки с бриллиантами (Белоусова Л.Е. Протопопов О.А.)
Вступление
Глава, в которой рассказывается об одном детском воспоминании, ставшем для нас общим
Глава, в которой мы поочередно расскажем о том, как начиналось для нас фигурное катание попутно изложив свою точку зрения на "проблему возраста" в спорте
Глава о некоторых давних случайностях, ставших для нас счастливыми
Глава, в которой мы расскажем о том, кто теперь называет себя нашим первым тренером, и о том, почему мы от него не могли не уйти
Глава о нашем международном дебюте и о том, что было потом
Глава, рассказывающая о "Грезах любви"
Глава, в которой будет рассказано об одной не слишком известной детали в жизни спортсмена, ставшего и мировым и олимпийским чемпионом, и других поучительных вещах
Глава о первой нашей Олимпиаде
Глава, посвященная нашей изобретательской деятельности
Глава, посвященная одному нашему выступлению, прошедшему, к сожалению, почти незамеченным, но имевшему для нас самое большое значение
Глава, посвященная нашему "серебряному" году и новым урокам борьбы уже на высшем уровне...
Глава, в которой мы действуем вместе с нашим тренером Игорем Москвиным, сопровождавшим нас от Инсбрука до Гренобля
Глава об Олимпиаде-64
Глава о первых выступлениях в новой роли
Глава, в которой мы впервые в этой книге обращаемся к своему дневнику — свидетелю каждого нашего шага на льду
Глава, которую мы начинаем рассказом об одном выступлении профессионального ревю на льду
Глава, в которой мы рассказываем о нашей обязательной программе и о принципах составления таких программ
Глава, посвященная вопросу чрезвычайно деликатному, но имеющему огромное значение для роста мастерства фигуристов
Глава, в которой мы расскажем о сезоне переломном, трудном для нас по многим причинам
Глава, в которой мы рассказываем о преодолении препятствий совершенно неожиданных, требующих ясного мышления и немедленной реакции
Глава о двух журнальных статьях
Глава, по существу, учебная, в которой мы рассказываем о своей произвольной программе для Олимпиады в Гренобле, о принципах ее построения, о том, что составляет ее суть
Глава о том, как мы стали двукратными олимпийскими чемпионами
Глава о сезоне, который мы проиграли
Глава об одном из тех животворных источников, где мы черпаем дополнительные силы
Глава о тех, кто помогал нам не жалея ни сил, ни времени, о людях хороших
Этапы спортивного пути Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова
Вход
Имя
Пароль
 
Поиск по сайту

© Tulup 2005–2017
Время подготовки страницы: 0.009 сек.